АльпИндустрия - интернет-магазин туристического снаряжения
Ваш город:
Ашберн
Ваш город:
Ашберн
0р.

Зимние восхождения в Ала-Арче

26 мая   |   Павел Комаров

Началось все в ноябре. Я уже четыре года подряд зимовал в Москве, поэтому вопрос о зимних каникулах стоял просто: куда? Намечалось несколько вариантов: Эльбрус, Казбек, Хибины. Долго не могли определиться, но тут кто-то из ребят нашел билеты в Бишкек за 10 тысяч туда-обратно. Съездить зимой на Тянь-Шань, да еще и практически на халяву? Такой конкуренции ни один из вариантов выдержать не смог, и уже на следующий день билеты были куплены. Собралось нас трое: Дима, Кирилл и я.

Сборы в Арчу

Следующие два месяца были посвящены сборам. Готовились к холодам. Судя по отзывам, -30°С — нормальная температура для тех мест. По друзьям-знакомым набралось несколько случаев обморожений в зимней Арче, один оставил на Корее пальцы, так что утеплялись мы основательно. Я даже исполнил свою давнюю мечту и купил понтовые ботинки.

Ала-Арча — ущелье на северном Тянь-Шане в 45 км от Бишкека. На высоте 2200 стоит альплагерь Ала-Арча, здесь же начинается ущелье Аксай, в котором расположены основные вершины района: Свободная Корея, Корона, Семенова-Тян-Шанского, Байчечекей, Бокс и др. На высоте 3300 в Аксае расположились стоянки Рацека. Это несколько отапливаемых домиков, в некоторых есть даже электричество от генератора, много мест под палатки. В феврале здесь прошли сразу несколько мероприятий: чемпионат мира, чемпионат России и ТМ «Высота» — отборочный тур в высотную сборную России. 

Манипуляции в аэропорту

Оказалось, в Бишкеке уже полгода живет Димин знакомый по Туюк-Су. Стас дал много ценных советов и закупил почти всю еду и газ, чем нас очень выручил: рюкзаки даже без еды получились по 33 кг. В 20 кг багажа плюс 8 кг ручной клади мы явно не укладывались, а перевес в самолете дело накладное, около 10$ за кг.

30 января около девяти вечера мы приехали в аэропорт Домодедово, нашли нужную стойку регистрации, расположились неподалеку и начали переупаковывать рюкзаки. Цель была проста — вытащить оттуда все, что можно надеть на себя или разложить по карманам и пронести в самолет. Постепенно на тележке скопилась большая куча пуховок, штанов, ботинок и спальников, зато рюкзаки благополучно прошли весовой контроль без доплаты.

Я проходил регистрацию последним. Женщина взвесила багаж, выдала билет и спросила, указывая куда-то мне за спину:

— А это вы куда денете?

Я оборачиваюсь и вижу, как Дима с двумя рюкзаками катит тележку вещей, и понимаю, что все наши нехитрые махинации были видны со стойки как на ладони и явно не остались без внимания.

— А это мы сейчас на себя надевать будем! — отвечаю я и рассказываю, что мы студенты, альпинисты, едем в горы, что у нас полные рюкзаки железа и вся эта одежда ну никак не влезает в положенные 28 кг. Поэтому мы сейчас наденем на себя теплые штаны, пуховки, пластиковые ботинки и пойдем во всем этом в самолет.

— И что, неужели оно того стоит!? — удивляется женщина. Она не знает, что стоимости перевеса в пересчете на рубли хватит на еще один билет до Бишкека и обратно.

— Ладно, но только потому, что ты рыжий! — говорит она и протягивает мне две лишние наклейки на ручную кладь. — Иди отсюда!

В Домодедово интересная система сдачи негабаритного багажа. Его взвешивают и отдают обратно пассажиру, чтобы тот собственноручно отнес свой багаж в другой конец зала, где принимают негабарит. Мы, конечно, не преминули этим воспользоваться, и часть теплых вещей по дороге перекочевала обратно в рюкзаки. Правда, при сдаче их взвешивают повторно, но делают это спустя рукава, и можно поддерживать неустойчивый рюкзак, «чтобы он не упал». К тому же теперь у нас были две лишние ручные клади по 8 кг, так что даже одеваться в самолет не пришлось.

Перекусив напоследок пончиками с йогуртом (из-за чего мы чуть не опоздали на самолет), мы благополучно вылетели из Москвы в солнечную Киргизию.

Приключения с такси

В 6 часов утра мы приземлились в аэропорту Манас. Оказалось, что в Киргизии, вопреки ожиданиям, не так уж и тепло: -3°С.

Киргизские таксисты в аэропорту — это отдельная тема. Стас предупреждал, что с ними нужно быть аккуратнее. От аэропорта до города примерно 25 километров. Если вызвать такси, можно доехать за 700 сом (сом примерно равен нашему рублю). Торговля начинается с 3000, причем надо обязательно уточнить, что оговоренная сумма — это цена за машину, а не с каждого человека в отдельности.

На выходе из аэропорта нас окружила большая толпа таксистов, вырвали тележку с рюкзаками из рук и покатили куда-то в сторону парковки. Среди таксистов был один главный, который вел переговоры, водитель стоял тут же, но почти не участвовал в разговоре. В итоге, не без труда сошлись на 1000 сом, несколько раз уточнили, что это за машину 1000, а не с каждого, водитель «поблагодарил» переговорщика неизвестной суммой, и мы поехали в город.

По приезду оказалось, что это переговорщик с нами договорился по 1000 за машину, а водитель имел в виду 1000 с каждого. 1000 за машину очень мало, даже на бензин не хватит, и он на это категорически не согласен. Надо отдать должное актерскому мастерству водителя, он устроил первоклассную истерику с криками, матом, попыткой куда-то уехать и обвинениями, что мы, негодяи, пытаемся его развести на ровном месте. В итоге накинули ему 300 сом, чем он остался вполне доволен.

Стас встретил нас на перекрестке возле дома. Зашли в гости, попили чаю с ашановскими пончиками, разузнали последние новости и получили ценные указания по району. Разделили между собой 20 кг еды и газ, часть еды взял на себя Стас, который решил прогуляться с нами до Рацека. Но он недавно травмировал плечо, поэтому большой вес таскать не мог. Рюкзаки получились по 45 килограмм. Мы вызвали такси и за 700 сом доехали до альплагеря. Таксист из аэропорта запросил за такую поездку четыре тысячи.

Подъем к Хижине Рацека

В 9 часов утра мы приехали в альплагерь. Обычно путь наверх занимает около трех часов. Как правило, заброска проходит в 2-3 этапа, в зависимости от количества снаряжения, часть вещей можно оставить в лагере. Но мы решили, что нам лень два раза ходить туда-обратно, да и график у нас довольно плотный, поэтому затащим все за один раз.

Я всегда считал, что начинаю чувствовать высоту где-то на четырех тысячах. Несколько раз на 2-3 день в горах поднимался на 4100-4300 метров, и только под самой вершиной начинались первичные признаки гипоксии. В этот раз все получилось немного быстрее: всего 12 часов назад мы пили йогурт с пончиками в Домодедово, а сейчас были на трех тысячах. К тому же рюкзаки обычно раза в два легче.

Подъем к хижине Рацека делится на 3 части. Сначала довольно крутой подъем от Арчи, выходящий на террасу Аксая. Здесь много троп, как спусковых, так и серпантинов для подъема. Затем длинная терраса, почти без набора высоты. Третья часть самая интересная — очень крутой подъем.

Первые два участка прошли без проблем, хотя и не быстро. Перед финальным взлетом есть лесок с уютной поляной, на которой мы отдохнули и пообедали. Третий участок дался очень тяжело: крутой подъем, рюкзак и высота дали о себе знать. Под конец ощущения были, как на шести тысячах, несколько шагов, пульс 180, дыхание перехватывает, секунд 10 надо постоять отдохнуть, еще несколько шагов. В итоге подъем занял у нас 6 часов. Зато не пришлось идти второй раз!

В эту ночь мы проспали 17 часов.

Хижина Рацека.

Акклиматизация

По плану, на 1 февраля у нас были намечены скальные занятия. Прямо около хижины, в 20 метрах от палатки, была пробитая скальная стенка, на которую мы и выдвинулись после завтрака. После занятий перебрали вещи и еду, подготовились к завтрашнему восхождению.

Пик Учитель — самая высокая 1Б Советского Союза (4530 метров). Технической сложности не представляет, без 45-килограммового рюкзака высота тоже особо не чувствовалась, зато на гребне, по которому идет маршрут, все время дует. Очень красивый маршрут, открываются замечательные панорамы на арчинские вершины, равнину и Бишкек. А на обратном пути, если уйти немного вправо от тропы, попадаешь на снежник, по которому можно проехать на попе половину спуска. На этом снежнике я сломал две палки.

На следующий день у нас были ледовые занятия. Выше хижины идет резкий перепад высоты, и Аксай образовывает очень удобный ледопад. Есть вертикальные ледовые стенки метров по 20, защищенные от камней, которые сыпятся по леднику. Здесь у нас вылезло много проблем. Как-то не нашлось в Москве времени нормально подготовить ледовую снарягу, а зря. Кошки оказались тупые, веревочки для сдергивания рвались, буры отказывались вкручиваться в зимний арчинский лед. Вернулись в лагерь мы поздно, решили, что к ледовому маршруту не готовы, и назначили на завтра внеплановый выходной.

Выпуск на маршрут

4 февраля первым делом надо было выпуститься на маршрут. Выпускающий с утра был занят, договорились встретиться с ним в 4 часа и пошли точить кошки с бурами. Днем около нашей стенки собралась толпа народу, включая весь тренерский состав. Ребята поставили небольшую дистанцию и устроили соревнования.

Выпускающий сначала был с нами холоден. «А вы кто такие?», «А какие у вас разряды?», «С кем вы сюда приехали?», «Что хотите идти?». Мы студенты из Москвы, приехали мы сами по себе, разряды у нас один второй и два третьих, что никак не тянет на 3Б, куда мы собрались. Поэтому нам было предложено несколько двоек на выбор, чтобы понять, кто мы такие и что с нами делать. Но тут выяснилось, что Дима родом из Чары, и отношение к нам резко поменялось в лучшую сторону.

Вы знаете, где находится Чара? Я не знал. Это маленький поселок за Байкалом с населением 3000 человек. Но есть у него одна особенность — это ближайший населенный пункт к Кодару. А Кодар — это «Забайкальские Альпы», район знаменитый и любимый в альпинистских кругах, половина ФАРа ходили там первопроходы. Причем, есть Старая Чара и Новая Чара. Дима из Старой Чары, что вдвойне круто (правда, я так и не понял, почему).

Вокруг нас собрались несколько инструкторов и стали вспоминать Чару, Кодар и свои первопроходы в этом районе. Даже нашлись общие знакомые. К тому же на дистанции мы поставили сразу три рекорда, и никто наше время так и не побил. В итоге один из инструкторов сказал: «А что, нормальные ребята, пусть идут на свою 3Б». На том и порешили.

Маршруты

На следующий день мы подошли под маршрут как раз с рассветом. Оделись, собрались, попили чайку и полезли наверх. Шли на фифах попеременно: я первый, потом одновременно Дима с Кириллом на верхней страховке. Точнее, задумывалось одновременно, но выбирать сразу двоих через реверсу оказалось не так-то просто. Димина девятка шла хорошо, а вот десятка Карла не хотела пролезать ни под каким предлогом. Первые две веревки я как-то справлялся, потом силы кончились, я выбирал Диму, и мы вдвоем страховали Карла. 7 веревок прошли за 4,5 часа. Устроили наверху обед с шикарным видом на Корею и к четырем спустились в лагерь.

Здесь был устроен обед с шикарным видом.

6 февраля — очередной день отдыха. На завтра намечена легендарная Сосулька, визитная карточка района, ледовая 4Б по Илюшенко на Байчечекей. Но официально с третьими разрядами на 4Б мы идти права не имеем. Выпускающий сделал нам предложение, от которого было трудно отказаться: мы проходим две недостающие 3А, а он проставляет нам официальный второй разряд.

Когда мы собирались в Арчу, я не рассчитывал на какое-то официальное оформление, ехал просто ходить маршруты. Поэтому предложение выпускающего выглядело очень заманчиво. Второй разряд дает право без инструктора ходить в горы. По сути, это было приглашение вписаться в систему официального альпинизма, из которой мы выпали много лет назад. Мы решили поменять планы, тем более после троек еще оставалось время на пару маршрутов.

Вдалеке справа корона. Наши маршруты закрыты пиком Рацека (скалы справа). Примерно четверть слева — вершина с ледником, Байчечекей. С этого ледника вниз идет тонкая полоска льда, сосулька Илюшенко.

На Корону идет сразу несколько маршрутов 3А категории. Мы решили немножко схитрить, залезть на первую башню и, не спускаясь вниз, пройти траверс со второй на третью башню. Таким образом за один день можно пройти сразу две тройки, и у нас останется больше времени на воплощение наших наполеоновских планов. Единственная сложность в том, что эти маршруты ходятся за один день, но летом. Зимой, по мнению местных альпинистов, сделать это будет сложно. Но почему бы не попробовать? Сориентируемся по времени, а не будем успевать — уйдем вниз.

7 февраля мы выдвинулись на Коронскую хижину. От Рацека тропа идет вверх по очень крутой морене, называемой в народе Крокодил. Тут происходит основной набор высоты, дальше только пологий ледник. Поднявшись наверх, мы обнаружили удобные стоянки под палатки и кухню со столом из большого камня. Было около 12 часов дня, погода стояла шикарная, с Крокодила открывался замечательный вид на ущелье и равнину. Пришлось устроить обед. Провалявшись часа полтора на солнышке, стали собираться. Дима померил температуру — 37,5 градусов. Больше никаких признаков болезни замечено не было. До хижины оставалось немного, мы решили переночевать наверху, а с утра пойти вниз.

Утром Дима проснулся в хорошем настроении, с нормальной температурой и видом совершенно здорового человека. Никаких симптомов так и не проявилось, так что появилась надежда, что вчера было просто небольшое недомогание. Но надежда не оправдалась. К вечеру температура опять поднялась, надулись лимфоузлы. К тому же начала портиться погода, поэтому 9 февраля мы отправились вниз. Спустились до Рацека, оставили вещи и пошли в лагерь. Путь, который мы преодолели вверх за 6 часов, вниз занял у нас чуть больше часа. Погода начала портиться, спускались мы уже в облака.

В альплагере сохранились бараки еще с советских времен, отапливаемые с помощью электрических обогревателей, а также построена новая гостиница в виде большого треугольника, Пирамида. Мы поселились в бараках за 250 сом с человека. В Пирамиде есть столовая, сауна и Wi-Fi. Наевшись человеческой еды, полазив по интернетам и напарившись в бане, мы отправились спать. К вечеру выпало около 15 см снега.

В Киргизии мало снега даже в горах. За эту поездку мы его практически не видели. Но с утра все преобразилось, все вокруг было белое. Снег уже не шел, но вокруг по-прежнему висело облако. Позавтракав, мы отправились наверх. Где-то на трех тысячах облако осталось внизу. На Рацека светило солнце, о вчерашней непогоде напоминал только почти растаявший снег. 

Говорят, этот сезон в Киргизии аномально теплый. Нам очень повезло с погодой. Вначале было довольно холодно, -10...-20°C, но погода была ясная. Потом стало совсем хорошо: днем на солнце плюс, ночью -10°C. Такая погода держалась неделю. Непогода пришла лишь на один день, и тот мы благополучно просидели в сауне. Но этот циклон принес с собой и холод. Утро 11 февраля оказалось самым холодным за всю поездку. В четыре часа утра было около -30°C. 

За 10 дней мы сходили только акклимашку и одну 3Б. Времени осталось максимум на два маршрута, хотелось сходить что-то более сложное, поэтому от троек мы отказались. Сосулька оказалась занята, мы выпустились на 4А Плотникова на Корону.

Под маршрут мы подошли около семи утра. Было очень холодно, поэтому собирались долго. Дима залез на молотках вертикальную стеночку над бергом метров пять высотой, дальше шли на фифах одновременно. Новая тактика себя оправдала: 11 веревок залезли за 4 часа. На 12-часовой связи нам было велено спускаться на Коронскую хижину и ждать дальнейших указаний. Намечались спасработы.

Из эфира удалось понять, что на Тянь-Шанского связка попала под камнепад. Наш маршрут расположен как раз напротив Тянь-Шанского, и в начале десятого я слышал грохот и крики с той стороны, но как-то не придал значения. Мы были уже в другом ущелье и принять участие в спасах не могли. Спустившись на Коронскую хижину, узнали подробности трагедии. Один из двойки погиб.

Также оказалось, что с разницей в 15 минут с камнепадом на Тянь-Шанского еще одно ЧП произошло здесь, на Свободной Корее. Альпинист сорвался во время траверса и сломал ногу. Спасотряд уже работал на стене, мы могли помочь лишь в транспортировке. Пообедав и соорудив из подручных материалов носилки, мы с ребятами из Екатеринбурга выдвинулись в сторону Кореи. Под стену подошли как раз вовремя, пострадавший был почти внизу. Мы донесли его до хижины и пошли вниз на Рацека.

Маршрут, где произошло ЧП.

Домой

12 февраля нас разбудило необычное оживление около палатки. Лагерь готовился к встрече вертолета. Он прилетел в 10 утра, забрал пострадавшего с Короны и тело погибшего альпиниста с Учителя, потом прилетел к нам на Рацека забрать пустые баллоны и вещи.

Если в горах происходит несчастный случай с летальным исходом, обычно все восхождения прекращаются. Так случилось и в этот раз, сборы закрылись. После обеда мы собрали вещи и пошли вниз. В лагере на скамейке осталась лежать каска второго альпиниста из связки на Тянь-Шанского: вдребезги разбитый, но спасший жизнь своему хозяину Метеор.

В лагере нас ждал ужин, сауна, разогретая до 140 градусов, и гостеприимные ребята из Екатеринбурга с бутылочкой спирта и настоящим мясом из автоклава. Следующий день неторопливо прошел в сборах и загорании на солнышке, погода стояла шикарная.

14 февраля было торжественное закрытие чемпионатов и сборов. Сразу после церемонии награждения победителей мы отправились в город в сопровождении Шамиля, хозяина домиков, в которых мы жили.

Про Киргизскую милицию рассказывают много нехороших вещей. В ее арсенале по сей день остается множество относительно честных способов отъема денежных средств у иностранцев и еще больше откровенно жульнических. Шамиль предупреждал, что рынок — излюбленное место охоты на иностранцев у местных «стражей порядка». Действительно, на входе, когда Шамиль отошел немного вперед, нас остановили двое в штатском, помахали корочками и стали расспрашивать, кто мы такие. Вернувшийся Шамиль перекинулся с ними парой фраз на киргизском, все вопросы отпали. У наших новых знакомых из Екатеринбурга при такой встрече пропало некоторое количество денег. Мы же благополучно закупились гостинцами солнечной страны и, плотно пообедав, отправились в аэропорт.

И снова перед нами встала проблема перегруза. В Манасе в отличие от Домодедово стойки регистрации приспособлены для негабаритных рюкзаков, которые забирают сразу при взвешивании. Трюк, который мы проделали в Москве, здесь не пройдет. Перевес в самолете — традиционная альпинистская проблема, но, по отзывам знакомых, в Киргизии она легко решается с помощью нескольких сотен рублей.

Мы с Димой переложили лишние вещи Кириллу (у него был самый большой перевес), вооружили его пятьюстами рублей и сдали свои рюкзаки в багаж. Но план не сработал, работник авиакомпании оказался честным и взятку брать категорически отказался. Кирилл сначала долго уговаривал его принять рюкзак, потом стал надевать на себя все теплые вещи. В итоге все-таки пришлось заплатить за 2 килограмма перевеса. 

Распихав по ручной клади Кирилловы куртки, мы отправились к екатеринбуржцам (вылет у них был через несколько часов после нашего) допивать коньяк, которым нас угостили гостеприимные киргизы в альплагере.

При посадке в самолет у Кирилла в рюкзаке нашли на сканере «что-то похожее на гвоздь». В результате долгих поисков в клапане была обнаружена маленькая бита от шуруповерта, которая валялась там с незапамятных времен. Биту конфисковали. Диму долго не хотели пропускать. Я подошел узнать, из-за чего задержка, как раз в тот момент, когда он вытаскивал из рюкзака две ледовые фифы. Как они там оказались, непонятно, и что с ними делать, тоже. До вылета десять минут, багаж давно в самолете, с такими штуками на борт явно не пропустят. Стоят они не очень дорого, но оставлять их в аэропорту совсем не хочется. К тому же они дороги как память. Пришлось Диме бежать в зал ожидания и оставлять фифы екатеринбуржцам. Земля круглая, когда-нибудь пересечемся.

В семь часов вечера мы вылетели из Бишкека, через четыре часа были в Москве. На улице шел привычный осенний дождь, около аэропорта мирно стояли приветливые московские таксисты, с утра опять надо было ехать на работу.

Фотографии и текст Павла Комарова.

комментарии к статье
Пока нет комментариев
Оставьте комментарий


* ваша оценка

(.jpg .png .gif), не больше 2Mb


Пожалуйста, дождитесь завершения отправки формы

Мы всегда открыты для обратной связи
Задайте вопрос
Помогите нам стать лучше, поделитесь своим мнением. Есть любые вопросы? Мы оперативно ответим на них.
Напишите нам
Подпишитесь на наши новости
Только полезные новости и не чаще 2 раз в неделю — статьи экспертов, обзоры снаряжения, спецпредложения.
Присоединяйтесь к нам в соцсетях
Следите за новостями горного outdoor и событиями АльпИндустрии и обсуждайте их с единомышленниками.
Болеем горами. Надеемся заразить вас!
Сергей Зон-Зам, президент компании, основатель и бессменный лидер АльпИндустрии, взрослел в горах
Мы не продаем, мы советуем
Сергей Ковалев, директор по развитию, МСМК, покоритель Эвереста и сложных вершин по всему миру
Ваша безопасность — наша работа
Сергей Камбалов, гид, КМС, I уровень канадской лавинной подготовки, 8 лет работы гидом в хели-ски и 10 во фрирайде