АльпИндустрия - интернет-магазин туристического снаряжения
Ваш город:
Феърфилд
Ваш город:
Феърфилд
0
0р.

Из истории первого восхождения на Монблан

08 августа   |   Мария Курочкина
История

Из истории первого восхождения на Монблан

Это был удивительный подвиг мужества и решимости, один из величайших в истории альпинизма. Он был совершён людьми, которые не только оказались на неизведанной земле, но и на маршруте, который считался непроходимым.

Эрик Шиптон

8 августа 1786 года в 18 часов 23 минуты на вершине Монблана появились две фигуры. Адольф Трауготт фон Герсдорф (Adolph Traugott von Gersdorf) и Карл Андреас фон Майер (Carl Andreas von Meyer), наблюдавшие за восхождением этих двух фигур в телескоп, не верили своим глазам: им удалось!

Сегодня, пожалуй, каждый неравнодушный к альпинизму знает имена первовосходителей на Монблан, во многом благодаря которым началась сама история альпинизма и зародилась профессия горного гида, — ими были уроженцы Шамони врач Мишель-Габриэль Паккард и крестьянин Жак Бальма. Однако в Шамони на памятнике восходителям туристы к своему удивлению обнаруживают не Паккарда и Бальма, а Бальма и швейцарского учёного Ораса Бенедикта де Соссюра. Скульптура же Паккарда была возведена намного позже и стоит отдельно, а на протяжении более чем целого века имя Мишеля-Габриэля Паккарда вообще было стёрто из истории первовосхождения на Монблан.

Об этом интересном повороте в истории первовосхождения пойдёт речь в этой статье. Она основана на публикации The 1rst Ascent of Mont Blanc и вдохновлена нашим посещением Шамони и местных музеев альпинизма. Оговорим сразу, мы сознательно опустили споры, обвинения и домыслы на тему сознательного или же непреднамеренного принижения роли Паккарда со стороны Жака Бальма, Марка Теодора Бурри и других персоналий.

Предыстория первовосхождения на Монблан

До середины XVIII века Монблан оставался неисследованным

До середины XVIII века Монблан оставался неисследованным. Швейцарские учёные бойкотировали долину Шамони, а горы долины называли «проклятыми горами». В 1741 году Виндхэм и Покок (Windham and Pococke) поднялись на Монтевер и вышли оттуда на ледник Мер-де-Глас, который тогда располагался на 130 метров выше, чем сейчас, и был доступен. Благодаря рассказу об экспедиции, опубликованному Виндхэмом и Пококом в 1744 году, о долине узнала вся Европа.

Станция Монтевер (Montenvers) в наши дни, высота 1913 метров. Слева от станции виднеется ледник Мер-де-Глас, а за кадром остались знаменитые вершины Дрю.

Интересно, что именно это событие и 1741 год считаются точкой отсчёта профессии горного гида, по крайней мере так ведут отсчёт сами гиды Шамони. Бюро гидов Chamonix Guides Company было основано в 1821 году и успешно существует по сей день. Тогда, в XIX веке, среди членов бюро был и Жак Бальма.

На следующий год швейцарский инженер и картограф Пьер Мартель (Pierre Martel) повторил путь Виндхэма-Покока и стал первым, кто верно подсчитал количество вершин массива Монблан. Впервые эта цифра появляется в его письме к Виндхэму. Мартель также вычислил высоты вершин и определил высшую точку массива как 4495 м, ошибившись на 315 метров.

Вид на ледник Мер-де-Глас. Со времён первых прогулок ледник отступил и значительно опустился...

В 1760 году тогда ещё 20-летний швейцарец Орас Бенедикт де Соссюр (Horace Benedict de Saussure) посетил Шамони и опубликовал в трёх местных газетах объявление, в котором обещал крупное денежное вознаграждение тому, кто найдёт путь к вершине Монблана. В течение 15 лет местные оставляли объявление Соссюра без внимания: место ещё не было популярным, туристами и не пахло, жители предпочитали заниматься привычными делами, а не тратить весь тёплый сезон на попытки залезть на гору.

Орас Бенедикт де Соссюр

Орас Бенедикт де Соссюр

Но постепенно долина Шамони начала притягивать туристов, желавших повторить путь Покока-Виндхэма и прогуляться по ледникам Мер-де-Глас и Талефр, а главное, готовых платить за это проводникам. Местные смекнули: если вершина Монблана будет покорена, новость об этом спровоцирует поток туристов. Попытки начались в 1775 году, и после 11 лет неудач в 1786 году гора уступила двум уроженцам Шамони.

Паккард и Бальма: связка противоположностей

Доктор Мишель-Габриэль Паккард

Портрет Мишеля-Габриэля Паккарда в виде медальона, Bacler d'Albe, 1788

Портрет Мишеля-Габриэля Паккарда в виде медальона, Bacler d'Albe, 1788

Мишель-Габриэль Паккард был доктором и увлекался наукой. Он родился в 1757 году в семье нотариуса в Шамони, изучал медицину в Турине, а затем начал работу доктором в Шамони. Среди жителей своей родной деревни он был одним из самых уважаемых и образованных людей.

Однако шанс взойти на Монблан и измерить высоту вершины сулил Паккарду признание как исследователя не только в масштабах крохотного Шамони, а на уровне всей Европы. А также получить признание в глазах де Соссюра, авторитетного учёного, одного из основоположников современной геологии и метеорологии. Тут важно отметить, что Паккард довольно близко общался с де Соссюром на протяжении нескольких лет до восхождения на Монблан: отправлял ему различные результаты измерений, сообщал о геологических и ботанических находках, обнаруженных в ходе попыток восхождения. (До исторического первовосхождения на Монблан Паккард предпринял 2 неудачные попытки: в 1783 году вместе с Марком Теодором Бурри, который ещё сыграет свою роль в этой истории, и в 1784 году с Пьером Бальма.) Барометр, которым шамонийский врач воспользуется на вершине Монблана, также был сделан для него в Англии по заказу де Соссюра.

Альпинизма как такового тогда ещё не существовало, и восхождения в большинстве своём совершались из военных или научных, исследовательских целей. Де Соссюр также выбрал Монблан для своего гранта не из любви к природе и тяги к приключениям — он считал, что горы могут многое рассказать о структуре земли, атмосфере и процессе появления этого мира.

Крестьянин Жак Бальма

Jacques Balmat, medalion portrait, Bacler d'Albe, 1788

Портрет Жака Бальма в виде медальона, Bacler d'Albe, 1788

Второй первовосходитель на Монблан, Жак Бальма, родился в маленькой деревне в 1,5 милях от Шамони в 1762 году. Он был бедным крестьянином, работал на полях отца и промышлял добычей ценных минералов в горах, чтобы как-то улучшить своё скромное материальное положение. Его мотивация стать первым на вершине Монблана была совершенно иной, чем у Паккарда — Бальма влекло обещанное денежное вознаграждение, возможность получить известность и стать горным проводником, к которому бы потянулись состоятельные туристы.

Жак Бальма на Монблане, Bacler d'Albe, 1787

Жак Бальма на Монблане,Bacler d'Albe, 1787

Надо сказать, что на момент первовосхождения Бальма не был гидом, хотя много времени проводил в горах, стараясь добыть ценные горные минералы. Хотя в принципе горные проводники в Шамони в то время уже существовали, но их роль ограничивалась прогулками до ледников Мер-де-Глас и Талефр (о чём уже шла речь выше), а никак не восхождениями с клиентами на вершины гор.

Связка Бальма-Паккард была обязана сработаться: они преследовали разные цели, а потому в двойке не было внутренней конкуренции, и оба были готовы идти на риск. Более того, Паккард платил Жаку Бальма за то, что тот выступал в роли портера и носил на гору исследовательские инструменты доктора, а также Паккард обещал в случае успеха отказаться от своей доли вознаграждения, обещанного де Соссюром, в пользу Бальма.

Первовосхождение на Монблан

8 августа 1786 года Паккард и Бальма взошли на Монблан из Шамони по маршруту через ледник Боссон (он запечатлён на заглавном фото к этой статье). Они сделали это без использования верёвок, имея из снаряжения только тяжёлые альпенштоки и таща на себе исследовательское оборудование, включая хрупкий, но тяжёлый барометр в длинном деревянном ящике. Подъём до вершины занял 14,5 часов. На пути восходителям пришлось преодолеть 40-градусные склоны без кошек. Бальма провёл на вершине, на холоде, 35 минут, делая измерения.

Вид на Монблан и ледник Боссон с центральной улицы Шамони, которая носит имя Паккарда.

За более чем полвека, с момента первовосхождения до 1850 года, на вершину Монблана поднимутся всего 52 группы.

Как из истории восхождений на Монблан стёрлось имя Паккарда

Грандиозная научная экспедиция Ораса де Соссюра на Монблан

Через год после восхождения Паккарда и Бальма на вершину Монблана поднялся и сам де Соссюр, который на тот момент был 47-летним признанным во всей Европе учёным. Он организовал целую экспедицию с участием 18 проводников, возглавить которую позвал Жака Бальма. Вместе со спуском экспедиция заняла 4 дня.

Christian von Mechel, Descent from Mont-Blanc in 1787 by H.B. de Saussure

Спуск Ораса Бенедикта де Соссюра с Монблана в 1787 году (Christian von Mechel)

Гиды тащили на гору снаряжение, еду, множество исследовательских приборов, стремянку, матрасы, одеяла и подушки, специальные маски из крепа, которые должны были защитить от снежной слепоты (как это случилось на спуске с вершины с Паккардом), палатку. У экспедиции были кошки, прадедушки современных ледорубов в виде альпенштоков, топоры, а на маршруте, по указанию де Соссюра, заранее были оборудованы две хижины из соображений безопасности, на Grands Mulets и на Montagne de la Côte. Также у группы были верёвки, правда гиды использовали их только, чтобы перейти через трещины или преодолеть сложные участки, а на леднике и снежных склонах страховка не применялась. О технике альпинизма вообще и о технике безопасности в частности тогда ещё не думали :)

Lacroix, crampons of de Saussure in 'Voyages dans les Alpes' of de Saussure

Кошки Lacroix, которыми пользовались в экспедиции де Соссюра

5 июля 1787 года Жак Бальма, Алексис Турне и Мишель Каша (Jean-Michel Cachat) по прозвищу Гигант совершили второе в истории восхождение на вершину Монблана. Затем на вершину взошёл и сам де Соссюр.

Масштабная экспедиция де Соссюра, в ходе которой было проведено множество важных научных измерений, вытеснила первовосхождение Паккарда и его скромные исследовательские попытки на второй план — во всей Европе обсуждали только эту попытку. Наблюдения Паккарда оказались неточными, его измерения барометром на вершине Монблана имели большие погрешности, и если в масштабах Шамони Паккард считался учёным и уважаемым человеком, то на мировой арене у него не было заслуг, которыми он мог бы завоевать признание. Де Соссюр провёл на вершине 4 часа против «жалких» 35 минут Паккарда, более точно определил высоту Монблана, ошибившись всего на 35 метров и получив на вершине значение 4845 (позже уточнил до 4775). В то время как значение, которое получил на вершине с помощью барометра Паккард составило целых 5218 (позже скорректировал до 4738).

Рисунок Бурри, опубликованный в книге де Соссюра, показывающий маршрут экспедиции учёного, 1796

Рисунок Бурри, опубликованный в книге де Соссюра, показывающий маршрут экспедиции учёного, 1796

В июле 1788 года де Соссюр продолжил научные эксперименты на горе и провёл целых 17 дней на Col du Géant. Его гиды так боялись, что он останется на Монблане ещё намного дольше, что попрятали остатки еды, вынуждая учёного спуститься. Книга, написанная де Соссюром по итогам исследований (Relation abrégée d’un voyage à la cime du Mont Blanc, 1789), имела огромное влияние по всей Европе и окончательно добила Паккарда. Он отказался от своей публикации, понимая, что его открытия на Монблане ничто по сравнению с проделанной де Соссюром работой.

Tome 1 de Voyages dans les Alpes par Horace-Bénédict de Saussure

Первая страница первого тома труда де Соссюра Voyages dans les Alpes

Другие восхождения на Монблан в XVIII и XIX веках

Четвёртое восхождение на Монблан совершил член Королевского общества, полковник Марк Бюфо (Mark Beaufoy) в сопровождении 10 гидов под руководством Жана Мишеля Кашата по прозвищу Бесстрашный гигант.

Пятым на Монблан поднялся ещё один англичанин в сопровождении 22 гидов, опять под предводительством Кашата. И на этот раз восхождение не преследовало научные цели, а совершалось из личного интереса. К этому времени у проводников уже появилось понимание, как лучше работать с верёвкой, страховку наконец стали использовать и при пересечении ледника. В Шамони окончательно утвердилась профессия горного проводника, и с тех пор гиды неустанно совершенствовали своё мастерство.

Восхождения и треккинги в Альпах с командой АльпИндустрии

Отсутствие публикации о восхождении от лица Паккарда

Паккард не записал историю своего восхождения, хотя и анонсировал выход публикации о попытках взойти на вершину. Было напечатано и разослано несколько копий, но книга так никогда и не вышла. Остались только дневники Паккарда, спорная публикация Марка-Теодора Бурри, основанная на разговоре с Жаком Бальма, и автобиография самого Бальма под названием The First Ascent of Mont Blanc.

Марк-Теодор Бурри (Marc Théodore Bourrit), регент кафедрального собора Женевы, художник, мастер гравюры и известный автор путеводителей по Альпам, иллюстрированных им же. Наравне с Соссюром он был первооткрывателем Альп и жаждал стать первым человеком на вершине Монблана и первым описать её. Де Соссюр и Паккард были для него соперниками, хотя в студенческие годы он немало общался с Паккардом, а также предпринял вместе с ним одну из неудачных попыток восхождения на Монблан.

Марк Теодор Бурри

Марк Теодор Бурри

Спустя несколько дней после первовосхождения Бурри встретился с Жаком Бальма, с его слов записал, как это было, и опубликовал в нескольких изданиях. В публикации успех попытки был записан исключительно на счёт Жака Бальма: это он продумал маршрут, это он лидировал от начала пути до вершины, это он первым взошёл на вершину, а затем спустился за бедным доктором Паккардом, который был настолько измождён, что без помощи проводника не смог бы дойти до вершины... Зашло так далеко, что был намёк на то, что Паккард якобы и не поднимался на вершину. В том, была ли это инициатива Бурри изложить историю в подобном свете из зависти к Паккарду или такая версия прозвучала из уст самого Жака Бальма, мнения расходятся.

Слухи дошли и до Ораса де Соссюра. Он обратился к Паккарду и выслушал историю от него, а также заручился подтверждением от двух наблюдателей. Затем де Соссюр написал Бурри с просьбой внести коррективы в его заметку. Авторитет и влияние учёного были сильны, и Бурри опубликовал дополнение к своему заявлению, правда, от некоторых спорных утверждений так и не отказался.

Художественный вымысел вместо реальной истории

После выхода произведения Александра Дюма в 1834 году от правды не останется и следа, и из поколения в поколение будут транслировать искажённую историю. Несмотря опровержения со стороны Паккарда, несмотря на сертификат, подписанный Жаком Бальма 8 октября 1786 года и подтверждающий, что доктор был на вершине Монблана, несмотря на апелляцию де Соссюра после выхода публикации Бурри, искажённая история нашла отображение в рассказе Александра Дюма. И на него по сей день опираются, к нему отсылают плохо осведомлённые авторы.

«Я, Жак Бальма, сын Ж. Ф. Бальма, родом из деревни Пелерин, район Шамони, подтверждаю каждому, кто слышал, что доктор Мишель Паккард хотел совершить очередную попытку восхождения на Монблан. Зная о предыдущих попытках Мишеля Паккарада, а также зная, что у него нет проводника, я предложил ему свои услуги. Когда он решил идти через Montagne de la Côte, где, как нам показалось, 8 июня мы увидели возможный маршрут на Монблан, я засомневался в успехе предприятия, на что он возразил, что в течение последних трёх лет разведал район с помощью телескопа.

Я заявляю, что без его регулярных вылазок мы бы никогда не достигли цели, он не переставал воодушевлять меня, он разделял мои печали, несколько раз брал на себя часть груза, который я нёс. Несмотря на то, что я хотел отказаться от восхождения, потому что обещал помогать жене и больному ребёнку (он скончался 8 апреля), Мишель Паккард принял мои слова за отговорки.

Он отказался следовать по маршруту, который мы выбрали во время нашей последней попытки, и пошёл прямо через ледник Боссон. Он прокладывал путь, следуя впереди меня по крутому склону у подножия великого Монблана. Он всегда говорил мне, что нам придётся провести на горе ночь, поэтому попросил меня поискать укрытие, как только мы достигли вершины склона, в то время как сам отправился выше, чтобы изучить скалы на предмет подходящего места. Ничего не найдя, он решил тем же вечером идти на вершину. Он позвал меня, и я последовал за ним. Ветер тем временем дул с такой силой, что одним порывом с головы сорвало и унесло шляпу.

Доктор шёл наверх с лёгкостью. Мы достигли небольшой скалы, где я укрылся от ветра, а Паккард осмотрел скалы и взял несколько камней. Мы были близки к цели. Я ушёл левее, чтобы обойти снежный склон, Паккард последовал напрямик к вершине Монблана. Из-за крюка я отставал, и мне пришлось бежать, чтобы достичь вершины одновременно с ним. Наверху он провёл несколько экспериментов, сделал измерения и всё записал. Он оставил наверху отметку, а затем мы спустились вниз, ориентируясь на свои следы. Так мы достигли Montagne de la Côte, где Мишель Паккард лёг спать лицом к леднику.

Он накормил меня, заплатил мне как проводнику и вручил мне деньги, которые ему передали для меня. 18 октября 1786 года подписываю вышеизложенное при свидетелях».

Жак Бальма ведёт ослепшего Мишеля-Габриэля Паккарда на спуске с Монблана, иллюстрация из книги Александра Дюма, Coppin

В 1832 году во время поездки в Альпы 31-летний Дюма, относительно недавно получивший признание как драматург, пригласил уже 70-летнего Жака Бальма на обед. После большого количества еды и вина (3 полных бутылки для Бальма) пожилой проводник рассказал о первовосхождении на Монблан (Паккард умер 5 годами ранее и уже никак не мог поведать Дюма свою версию). Эта история, впоследствии приукрашенная, легла в основу произведения Дюма Impressions de Voyage en Suisse. Это произведение на протяжении долгого времени будет поддерживать легенду о поразительном успехе проводника Жака Бальма и умалять роль Мишеля Паккарда, которого на момент написания уже не было в живых и который уже не мог отстаивать свою правду.

Интересно, что Жак Бальма, несмотря на успешное первовосхождение и выбор на роль гида для экспедиции де Соссюра, до конца своих дней в большей мере был охотником за кристаллами нежели гидом. Он погиб в горах в возрасте 72 лет в поисках месторождения золота.

Удобная правда

Президент Club Alpin Français Шарль Дюрье в своей публикации Le Mont Blanc 1878 года также предпочёл воспроизвести версию Дюма, и французы, включая жителей Шамони и сообщество горных гидов, верили именно ей. Бальма для них герой. Даже на сайте французских гидов говорится: «Бальма обнаружил маршрут и выбрал Паккарда в напарники, чтобы тот смог засвидетельствовать его успех, т.к. был доктором и его слову в Шамони бы поверили. Паккард во время восхождения был выбит из сил, полз к вершине на четвереньках, так что Бальма нашёл для доктора защищённое от ветра место и ушёл на вершину в одиночестве». Эта выжимка повторяет рассказ Дюма и ничего не говорит о том, был ли Паккард на вершине.

Есть мнение, что поверить красивому мифу и распространять его было просто-напросто удобнее, выгоднее. Связка де Соссюра, богатого туриста, и Бальма, местного гида, выглядела куда символичнее, чем связка Паккард-Бальма — просто двое молодых рисковых уроженцев Шамони. Паккард не соответствовал красивой картинке: он был местным жителем, а не богатым иностранцем, был учёным-любителем, а не признанным на всю Европу исследователем, и в красивой модели «гид-клиент», весьма удобной для жителей Шамони и туристического развития региона, не мог выступать ни в первой, ни во второй роли.

Жак Бальма показывает Орасу Бенедикту де Соссюру путь к вершине Монблана, скульптура в Шамони

Как в историю вернули имя Мишеля-Габриэля Паккарда

Среди французских авторов, пытавшихся воссоздать правдивую историю, был Филипп Жутард, профессор, историк, издавший в 1986 году, спустя 200 лет после первовосхождения, книгу L’invention du Mont Blanc. Он писал: «Паккард был нежелательным, в то время как двойка Бальма-Соссюр была прекрасной ролевой моделью для шамонийских проводников и иностранных клиентов». И добавляет: «Во второй половине XX века эта ролевая модель устаревает, и в энциклопедии Grand Larousse Паккард не фигурирует вовсе, словно Бальма взошёл на Монблан в одиночку. Лишь в издании 1960 года Паккард вкратце упоминается».

Есть ряд подтверждённых свидетельств того, что Паккард был на вершине. Например, слова Герсдорфа и Майера, наблюдавших за первовосхождением в телескоп, о том, что два человека вышли на вершину одновременно и что маршрут обнаружил Паккард. Есть личная оценка де Соссюра, дневники Паккарда и т.д. Со счетов сбросили и тот факт, что семьи Бальма и Паккарда были очень близки: через 10 лет после восхождения доктор женился на сестре проводника.

«Мы, нижеподписавшиеся, Адольф Трауготт фон Герсдорф и Карл Андреаc фон Майер, во время пребывания в деревне Шамони в Фуссиньи, куда прибыли с целью посетить ледники и другие интересные места этого района, 8 августа 1786 года видели в телескоп, как доктор Мишель Габриэль Паккард из Шамони вместе со своим проводником Жаком Бальма поднялись на вершину Монблана в 6 часов 23 минуты. Мы видели, как он передвигался по вершине: они находились на вершине полчаса и 4 минуты, начали спуск в 18:47. Мы вместе с некоторыми жителями деревни видели в телескоп следы подъёма на снегу и подписываем настоящее свидетельство по просьбе доктора Паккарда в Шамони 9 августа 1786 года».

Любопытно, что в некоторых источниках упоминается, что свидетелем первовосхождения также был некий русский офицер Сергей Ланской (Serge De Lanskoy), который якобы упоминается в числе наблюдателей в письме Герсдорфа от 12 августа 1786 года.

В Великобритании имя Паккарда было реабилитировано благодаря труду Чарльза Эдварда Метьюза The Annals of Mont Blanc, вышедшему в 1898 году. За ним последовал швейцарец Гейнрих Дюби с публикацией Paccard wider Balmat 1913 года и Браун и де Бир в The First Ascent of Mont Blanc 1957 года. В 1929 году профессор лондонского университета и член альпинистского клуба Эрнест Гамильтон Стивенс реконструировал в публикации в Alpine Club Journal роль Паккарда. Профессор опирался на дневник Паккарда, письма и свидетельства де Соссюра, Бурри, Герсдорфа и других (Dr Paccard’s narrative. An attempted Reconstitution, Ernest Hamilton Stevens — Alpine Club Journal, 1929).

Одинокая скульптура Паккарда, смотрящего на Монблан

Сегодня имя Мишеля-Габриэля Паккарда известно практически каждому неравнодушному к альпинизму человеку, однако на протяжении целого столетия после первовосхождения на Монблан первовосходитель не упоминался. Памятник Паккарду в Шамони был установлен лишь в 1986 году, спустя век после установки памятника Жаку Бальма и Орасу Бенедикту де Соссюру (1887). Спустя столетия нам трудно до конца узнать истину. Однако за более чем 200-летнюю историю альпинизма многое осталось неизменным: нехоженые горы и кажущиеся непреодолимыми маршруты по-прежнему влекут смелых и отчаянных. Их путь к вершине пролегает не только через осыпные склоны, ледники и сложные скальные стены, но и сквозь амбиции и исследовательский интерес, жажду признания и стремление оставаться в тени, доверие и соперничество, взаимное уважение и интриги. Но как бы то ни было, последнее слово всегда остаётся за вершиной.

Статья подготовлена на основе публикации The 1rst Ascent of Mont Blanc. В материале использованы изображения, собранные в первоисточнике, фотографии автора и фотографии со страницы www.instagram.com/chamonixmontblanc.

Читайте также

комментарии к статье
Пока нет комментариев
Оставьте комментарий


* ваша оценка

(.jpg .png .gif), не больше 2Mb


Пожалуйста, дождитесь завершения отправки формы

Мы всегда открыты для обратной связи
Задайте вопрос
Помогите нам стать лучше, поделитесь своим мнением. Есть любые вопросы? Мы оперативно ответим на них.
Напишите нам
Подпишитесь на наши новости
Только полезные новости и не чаще 2 раз в неделю — статьи экспертов, обзоры снаряжения, спецпредложения.
Присоединяйтесь к нам в соцсетях
Следите за новостями горного outdoor и событиями АльпИндустрии и обсуждайте их с единомышленниками.
Болеем горами. Надеемся заразить вас!
Сергей Зон-Зам, президент компании, основатель и бессменный лидер АльпИндустрии, взрослел в горах
Мы не продаем, мы советуем
Сергей Ковалев, директор по развитию, МСМК, покоритель Эвереста и сложных вершин по всему миру
Ваша безопасность - наша работа
Иван Аленцев, Старший инструктор по альпинизму Горного клуба АльпИндустрия