АльпИндустрия - интернет-магазин туристического снаряжения
Ваш город:
Хьюстон
Ваш город:
Хьюстон
0
0р.

Новый цикл жизни альпинизма в России

12 февраля 2009


Интервью Андрея Волкова журналу Вертикальный Мир


1 февраля 2009 года стартовал проект «RMF Membership / Индивидуальное членство в ФАР», который сразу после его первого представления на декабрьской конференции вызвал большое количество вопросов у сообщества. Для подробного рассказа о проекте редакция журнала "Вертикальный Мир" пригласила Андрея Волкова, президента Федерации альпинизма России, автора и идеолога перехода на новый формат отношений рядовых альпинистов и Федерации.


Андрей Евгеньевич, в чем суть проекта «Индивидуальное членство»? Почему сегодня он вошел в число основных приоритетов для ФАР?

Наш замысел очень прост. Мы внимательно изучили, как работают альпинистские федерации с большими традициями: немецкая, австрийская, французская. Так в Германии, например, которая много меньше и территориально и численно, чем Россия — членов альпинистского сообщества почти миллион, а в крохотной Австрии — пятьсот тысяч. За державу обидно. Потому что мы великая альпинистская держава: Россия входит в первую пятерку лидеров мирового альпинизма и на полном основании может гордиться своими альпинистскими традициями.
А вот с точки зрения вовлеченности наших людей в занятия спортом и активным отдыхом в горах мы сверхскромны. Число альпинистов в России сейчас - исчезающе - незначимая величина. А для возникновения интереса и вовлеченности, я уверен, нужно разговаривать с человеком напрямую. Я всегда считал, что Федерация должна иметь отношения с конкретным человеком, а не опосредованно через какую-либо структуру – региональную федерацию, клуб. Альпинисты - не биомасса, это личности. Все. В буквальном смысле слова — все. Принятие решение идти на гору или не идти на гору — это глубоко личное решение.
Формой этого прямого общения и является индивидуальное членство.
Дополнительным поводом для перехода послужило и еще одно очень простое основание. Мы не видим смысла больше собирать коллективные членские взносы с наших уважаемых федераций. Это неорганизованно, непрактично. А согласно Уставу нам необходимо это делать, иначе региональные федерации, не уплатившие свои взносы, лишаются полномочий. От старой схемы нужно было отказаться. Должна была прийти новая схема. Ею и стало - Индивидуальное членство. После переходного периода, который займет несколько лет, объем полномочий региональных федерации и клубов будет зависеть от количества индивидуальных членов.
Вот повод и подлинное основание перехода на новую форму работы.

ФАР предстоит большая работа, как организационная, так и информационная для формирования должного уровня известности и доверия к новому проекту. Возникает резонный вопрос: зачем?


Быть или не быть альпинистом, это личный выбор. Я перевожу этот выбор и на «быть или не быть в членах федерации». Ведь не секрет, масса людей, которые имеют разряд и ходят в горы при этом в общем очень слабо представляют себе, что такое ФАР. Я их отлично понимаю.
Но я хочу, чтобы в Федерации были люди, которым интересно: а что это они там решают? По поводу например сохранения «шестерок» или введения «семерок», по поводу обязательного наличия жетона «Спасения в горах». И что такое инструктор альпинизма? И будет ли ФАР делать в России школу гидов, построят ли они хижину? Чтобы им это было интересно, если они члены какого-то сообщества. Вот для этого нужно говорить напрямую и без посредников. Потому что это его дело, а не дело начальника клуба или Федерации, и уж тем более не дело Волкова с его дирекцией.

В каком-то смысле Индивидуальное членство - проект с большой информационной составляющей?


Мы никогда не угонимся за информационной насыщенностью существующих СМИ. Это не наша миссия. Мы не информационное агентство. Наша задача создать аутентичную, уникальную информационную базу данных - историю альпинизма.
Индивидуальный член ФАР, заполнивший на нашем портале свою электронную книжку альпиниста — это тот, кто сообщил свою историю другим. Зачем это нужно? Это позволяет сообществу получить совершенно немыслимую доселе справочную информацию: например: кто сходил за последние 10 лет Чатын по Мышляеву? И я получаю информацию за секунды. И могу обратиться к этим людям и спросить: а как там? Не упал тот-то карниз? А как пройти этот угол? Или почитать рейтинг всех кто сходил на Ушбу, или правильно учесть всех ветеранов или «Снежных барсов».
Увидеть детальную историю альпинизма — вот в чем информационный смысл проекта. Он возможен только, если люди поделились своей историей правдиво и искренне. В этом смысл равного партнерства
Второе: безопасность. Я давно считаю, что вопросы безопасности: - это вопросы взаимодействия трех сторон: МЧС, человека и страховой компании. Если этот треугольник заработает (а он может заработать только если будет информационная открытость), мы перейдем на другой уровень обеспечения безопасности нашего пребывания в горах.
Страховая компания не может страховать ВООБЩЕ альпиниста: КМСа она застрахует одним образом, мастера спорта другим, а новичка совершенно третьим образом. Ей нужна детальная информация. И для МЧС получение информации жизненно необходимо: с началом реализации проекта «Индивидуальное членство» МЧС сможет получать информацию мгновенно, будет знать кто в горах, и, в случае необходимости, может компенсировать свои расходы при помощи страховой компании.
И третье: я хочу заметить, что входя в это членство вы сразу же получаете автоматическое субчленство в альпийских сообществах. Вы как бы включаетесь в огромную международную инфраструктуру, что очень важно.
Итак: информационная составляющая, международный смысл, безопасность — то, ради чего нужно переходить на индивидуальное членство. Вот почему для меня этот проект сущностный, ментальный, я вообще не представляю без него деятельность Федерации следующие 5-10 лет.

Первое же представление проекта вызвало ряд вопросов от представителей региональных федераций, главным образом, полномочиях и возможных изменениях в работе.

В 2009 году в структуре взаимодействия ФАР и регионов не меняется ничего. Все те полномочия, которые были у регионов им и остаются. Ни для кого ничего не меняется, кроме одного - отмены региональных взносов. Это личное дело человека: хочет — платит, не хочет — не платит. Добровольность — это фундаментальнейший принцип индивидуального членства.

Это проект только для альпинистов?

Этот проект открыт для всех видов активностей в горах. Мы формируем горное сообщество в целом и приглашаем всех любителей гор. Мы приглашаем всех, кто любит горы: фрирайдеров, бейс-джамперов, треккенгеров, скитурщиков, моунтбайкеров. Всех, кто не представляет своей жизни без гор.

Какие результаты устроят вас?


Очень простой ответ: 2 000 зарегистрированных участников сообщества за год, 200 000 - через 10 лет. Я знаю, что нам придется потратить много времени на завоевание доверия аудитории, на отладку механизмов, но через десять лет мы должны прийти к результатам, названным мною выше.

Участие в проекте платное (ежегодный взнос составляет 500 рублей - ред.). Как вы ответите на уже появившееся комментарии по поводу получения ФАР доходов от этого проекта и «продажи» уникальной информации о восхождениях (отчетов), на которые, по мнению части альпинистов, должен распространяться закон об авторском праве?

Доходы от взносов за индивидуальное членство, даже при самых оптимистичных прогнозах, в ближайшие годы вряд ли превысят 5-10% бюджета ФАР. Можно легко посчитать: 2000 человек по 500 рублей это 1 млн. рублей. А на проведение фестиваля альпинизма в Ергаках требуется 2,5 млн., расходы на проведения УТС на Жетон – 800 тысяч рублей, строительство хижины на седловине Эльбруса – порядка 8 млн. рублей.
Сейчас ФАР зарабатывает и формирует свой бюджет с помощью спонсоров и партнеров, и только благодаря этому мы ведем организационную деятельность. Федерация не живет и вряд ли будет ближайшие десять лет жить за счет своих членов. Потому что взнос несоизмерим с объемом затрат, которые несет Федерация. Я докладывал на конференции в декабре и еще раз озвучу эти цифры: ФАР ведет деятельность на сумму, превышающую миллион долларов в год. В то время, как коллективные членские взносы и взносы за участие в чемпионатах в 2008 году составили всего 80 000 рублей. Делайте выводы сами.
Теперь об информации. С точки зрения обывателя нет большой разницы между тем, что она хранится в архиве ФАР на Луженецкой набережной (здание Олимпийского комитета России, где располагается офис федерации – ред.) и тем, что она хранится в электронной базе данных.
Доступ к электронной базе данных имеют только те, кто является индивидуальным членом федерации. Для тех, кто не хочет регистрироваться ничего не меняется. Они по-прежнему могут приехать на Луженецкую набережную и безвозмездно познакомиться с уникальными манускриптами, как это было и раньше.


5 февраля 2009 г.

комментарии к статье
Пока нет комментариев
Оставьте комментарий


* ваша оценка

(.jpg .png .gif), не больше 2Mb


Пожалуйста, дождитесь завершения отправки формы

Мы всегда открыты для обратной связи
Задайте вопрос
Помогите нам стать лучше, поделитесь своим мнением. Есть любые вопросы? Мы оперативно ответим на них.
Напишите нам
Подпишитесь на наши новости
Только полезные новости и не чаще 2 раз в неделю — статьи экспертов, обзоры снаряжения, спецпредложения.
Присоединяйтесь к нам в соцсетях
Следите за новостями горного outdoor и событиями АльпИндустрии и обсуждайте их с единомышленниками.
Болеем горами. Надеемся заразить вас!
Сергей Зон-Зам, президент компании, основатель и бессменный лидер АльпИндустрии, взрослел в горах
Мы не продаем, мы советуем
Сергей Ковалев, директор по развитию, МСМК, покоритель Эвереста и сложных вершин по всему миру
Ваша безопасность - наша работа
Иван Аленцев, Старший инструктор по альпинизму Горного клуба АльпИндустрия